Генеральный директор Tamos Space School Хангельды Каупынбаев:

Хангельды Каупынбаев

«Мы отказались от шаблонов, у нас нет отличников и двоечников. Каждый ребенок уникален, и не обязательно это доказывать»

Пожалуй, каждый родитель мечтает о том, чтобы их дети с радостью ходили в школу. А сами учащиеся – чтобы им не ставили оценок, а уроки были интересными, полезными и захватывающими. Эти желания детей нашли воплощение на практике в столичной школе Tamos Space School, подробнее о которой рассказывает ее генеральный директор Хангельды Каупынбаев.

«УЧЕНИК ДОЛЖЕН СЕБЯ КОМФОРТНО ОЩУЩАТЬ В ШКОЛЕ, И МЫ ЭТОГО ДОБИЛИСЬ»

– Хангельды Дауренович, Tamos Space School в Нур-Султане действует первый год. Насколько она востребована в столице, каковы ее особенности?

– Да, мы открылись в прошлом году. Изначально мы вели набор с нулевого по шестой классы включительно, а в этом году принимаем детей по восьмой класс. У нас обучаются 330 детей, и каждый год их число увеличивается. Далее мы будем расширяться до 11 класса, станем школой полного цикла, площадь позволяет. По проекту у нас предусмотрено строительство еще двух корпусов.

Дети обычно учатся с 8 утра до 16:00, но есть еще и продленка с возможностью посещать кружки. У нас есть отдельное расписание по домашним заданиям, которые выполняются здесь же, что связано с финским подходом. Наша задача – чтобы дети, приходя домой, занимались домашними делами, чтобы у них оставалось время на отдых, на общение с родителями.

В школе организовано очень качественное, полезное питание. Мы сделали на нем акцент, потому что здоровье ребенка закладывается на всю жизнь. Нашу столовую на аутсорсинг взяла компания, в которой есть свои диетологи, технологи, и они очень профессионально оказывают услуги. А мы сосредоточены на учебной части.

Ключевой особенностью нашей школы является финский подход в обучении, основными элементами и принципами которого являются безопасная среда, здоровый образ жизни, всесторонее развитие, индивидуальность.

– А как пришла идея создания школы Тамос в Нур-Султане?

– У нас три учредителя, включая моего отца, основателя сети школ Tamos. Малазийская компания King Development занимается освоением земельного участка, на котором сейчас расположена школа. Им нужен был партнер, который мог бы отвечать за образовательный контент. Соответственно, они взяли на себя обязательства по строительству самого здания.

Мы начали проект три года назад, еще до пандемии. Я думаю, что он очень интересный получился. Мы собрали талантливую молодую команду. В этом плане мы не похожи на другие школы. Мы старались искать людей, которые могут мыслить нешаблонно. Это конечно же сказалось и на архитектуре, и на преподавательском, и на административном составе.

Мы считаем, что ученик прежде всего должен себя комфортно ощущать в школе, и мы этого добились. Большинство родителей отмечают, что дети хотят ходить в нашу школу, и это особенно заметно на начальном этапе. Родители сразу видят, что по сравнению с предыдущей школой ребенок с радостью просыпается и бежит в школу, и это самое важное.

Даже те родители, которые в свое время учились в частных школах, подчеркивают, что они учились в традиционном формате, без инноваций в учебном процессе.

У людей в нашем обществе есть понимание, что школа – не совсем приятный опыт, например, когда выпускники очень сильно стрессуют перед экзаменами. И это надо в корне менять.

Когда ребенку дают свободу, когда он счастлив, рано или поздно результаты будут. И они будут даже более устойчивыми и более долгосрочными, потому что многое зависит именно от психологической составляющей. Я думаю, что мы не получим сиюминутный результат, но через 10-20 лет мы увидим совершенно другое поколение детей.

«Я НЕ ВИДЕЛ, ЧТОБЫ НАШИ УЧИТЕЛЯ ПОВЫШАЛИ ГОЛОС НА ДЕТЕЙ ИЛИ ПЕРЕГИБАЛИ ПАЛКУ С ДИСЦИПЛИНОЙ»

– А как вы отбираете преподавателей?

– Мы отбираем их тщательно, и я не видел, чтобы наши учителя повышали голос на детей или чересчур перегибали палку с дисциплиной. Это те учителя, кому бы я доверил своего ребенка, а мой ребенок тоже учится в этой школе. Большинство учителей подходят нам по духу, по менталитету, по ценностям.

И кстати учителей у нас гораздо больше, чем в других школах – 56, особенно в пересчете на количество учеников. Это означает, что дети всегда находятся под присмотром.

Если в целом посмотреть на нашу школу, на то, как мы ею управляем, как мы относимся к детям, к учителям, то не побоюсь сказать, что мы создали «островок западного мира» здесь в столице, и мы этим очень гордимся.

Теперь перед нами стоят более глобальные задачи. Мы хотим, чтобы как можно больше людей в столице перехватили идею, что не обязательно из детей делать каких-то роботов, давать им все подряд, загружать их «24 часа в сутки», требовать от них сиюминутных побед. То есть понятие успеха для нас – это осознанность ребенка, его внутренняя мотивация и стремление к долгосрочным победам.

– Дизайн школы напоминает космический корабль. Как связаны между собой космос и школа?

– Здание у нас действительно нестандартное, наша задумка удалась. В Нур-Султане все районы застраивались тематически, и район нашей школы является космическим, рядом расположен АО «Қазақстан Ғарыш Сапары», на проспекте «Туран», где мы расположены, установлены макеты ракет.

Также с космосом отчасти связан и наш академический подход.  Выбирая методику обучения, мы остановились на так называемом междисциплинарном познании, когда постижение одной темы организовано вокруг разных учебных дисциплин. И здесь мы видим идейное сходство с тематикой космической отрасли, которая развивается на стыке самых разных естественных и социальных наук. Также, космос – это в первую очередь исследования. Мы хотим, чтобы наши ученики в процессе освоения школьной программы были самыми настоящими исследователями.

– Я заметила, пока находилась в школе, что дети играли в атриуме, и учитель очень дружески позвала их в кабинет. У вас нет звонков, как в традиционных школах?

– В нашей школе действительно нет звонков. Это сделано для того, чтобы учителя становились сами архитекторами своего урока. То есть исследовательский урок в рамках изучения какого-то глобального контекста может длиться, скажем, 40, 60 или 80 минут. Мы даем учителю свободу действий: ученики начинают творческий процесс мышления. Ну и потом, с чем ассоциируются звонки? Ты начал учебную деятельность, тебе учитель объяснил тему, и у тебя есть какой-то постоянный промежуток и привязанность ко времени, а мы – за творческую свободу. Это все стало возможным благодаря тому, что мы пропагандируем себя как школа IB с междисциплинарной направленностью.

Второе – нам важно не только дать качественное образование, но и привить дружеские отношения учителя и любого представителя школы с ребенком, чтобы он понимал, что у нас нет какой-то строгой иерархии, мы все – друзья.

Мы очень хотим, чтобы дети научились задавать вопросы, чтобы у них не было барьеров с учителями, и чтобы они все подвергали сомнению и развивали критическое мышление. В этом случае вырастают уверенные в себе личности, которые мыслят вне привычных рамок и самостоятельно добывают материал.

«МЫ ОТОШЛИ ОТ ОЦЕНОК»

– Что значит междисциплинарный подход? У вас нет таких же предметов, как в общеобразовательных школах?

– Да, есть такие же предметы, но методика различается. Есть разные науки: физика, языки, математика, которые объединяются в глобальные перспективы. Ученики изучают эти глобальные перспективы с привязкой к разным культурам. Например, в контексте начальной школы изучается не только культура Казахстана, но и других стран. Дети изучают успешные кейсы, и на основе проектного обучения начинают задавать свои вопросы, строят свой учебный план и показывают свои проекты.

Сразу оговорюсь, что IB – это международная система, по которой мы каждые пять лет проходим оценку международных экспертов. Они периодически проверяют наших учеников и учителей. На основе международной практики внедрено казахстанское обучение. Учитель выстраивает изучение этих глобальных перспектив на основе государственного стандарта. Какие-то темы мы можем переставлять в первый семестр, какие-то – в конец семестра, но госстандарт выполняется полностью.

– Оценки у вас тоже ставятся?

– Нет, мы от них отошли. У нас есть свои дескрипторы, которые говорят о том, насколько ребенок развил определенные навыки, насколько он творческий и независимо подходит к решению определенных проблем, которые ставит учитель. Это у нас оценивается, но от традиционных субъективных оценок «отлично», «хорошо» или «плохо» мы отошли. У нас довольно комфортная, но конкурентная балльная система, которая оценивает именно навыки ребенка.

– Насколько охотно родители, которые учились в советских школах, принимают этот подход?

– Не все это понимают, мы с этим работаем, потому что очень сложно перебороть устаревшую советскую систему. В международной практике оценки не важны, когда мы говорим о навыках.

– Хангельды Дауренович, в этом контексте интересно узнать Ваше мнение, каким будет новое поколение?

– Нынешние дети однозначно будут более осознанными, чего очень мало в советской системе образования. Там ученику объяснили, что такое хорошо, а что такое плохо: «пятерки» – хорошо, «двойки» – плохо. «Отличники» молодцы, а «двоечники» никуда не годятся. Это навешивание ярлыков и шаблонов. Надо понимать, что ученик сам по себе несет какую-то ценность, будь он математиком, танцором или лингвистом. Он уникален сам по себе, и не обязательно это доказывать.

В Tamos Space School мы очень не любим формализм: формальные праздники, формальные стихотворения. Мы хотим отойти от модели, где школа – это какое-то показательное заведение, и все делается для какой-то картинки. Мы хотим, чтобы была сущность. Школа – это не какое-то отдельное предприятие, куда человек приходит и показывает себя наилучшим образом, а вне этих стен показывает себя реальным. Школа – это и есть жизнь, и мы хотим, чтобы ученики были счастливы.

Нурали Омар,

Biz.kz